ljball

cuewager


записки циничного маркера

в плохопроветриваемой биллиардной


Previous Entry Поделиться Next Entry
Самара-2
ljball
cuewager
Раннее самарское утро пробилось ко мне в номер стуком ливня о подоконник. Через открытое окно на пол хлестала вода, лилась потоками, не оставляя шансов ковру, тумбочке, стоявшему на ней телевизору и подносу с графином и двумя стаканами.
Третий стакан плавал в луже на полу, сметенный, видимо, порывами ветра.
Я дотянулся до пепельницы, стоявшей на тумбочке с моей стороны кровати и меланхолично закурил.
Когда-то давно мы с моей первой женой собирались в гости. Пока она красилась, я решил сделать кетчуп. Думая о чем-то возвышенном, я нарезал круги по кухне, в отпаренной тройке, накрахмаленной сорочке и кремовых ботинках, размешивая изрубленный в труху регани и вымоченный в лимонном соке тархун в подогретой смеси томат-пасты, оливкового масла и бальзамико. Стеклянная литровая банка в моих руках мелодично отзывалась на постукивания ложки по стенкам – приятными уху трелями и переливами. Я то ускорял вращательные движения ложки, то замедлял их, то менял направление размешивания – в такт собственным мыслям. Размешивать кетчуп блендером могут позволить себе только люди, начисто лишенные вкусовых рецепторов, и клинические идиоты. Дно у банки отвалилось как раз, когда почти готовая однородная масса была готова выплеснуться через края банки на предпоследнем аккорде смешивания. Пол, стены до пояса, плита, холодильник, тумбочки и ваш покорный слуга оказались залиты ровным слоем божественно благоухающей ярко-алой теплой густой массы. Я выдохнул, дотянулся до пачки сигарет, лежавшей на столе, закурил и принялся считать до ста. В этот момент на пороге кухни появилась моя супруга, пришедшая на звук разбивающегося в лоскуты от удара об пол дна банки. Моментально оценила раскинувшийся перед ней натюрморт, перевела глаза на мое отрешенное лицо, безмятежный устремленный вдаль взгляд и сигарету в плотно сжатых зубах. Улыбнулась, и сказала: «я позвоню, предупрежу, что мы минут на десять задержимся».
С тех пор я стараюсь не принимать поспешных решений и не предпринимать скоропалительных шагов в неожиданных критичных ситуациях.
Я как раз докуривал сигарету, когда в номер вошла горничная.
Слышанное мною в вытрезвителях, на стройплощадках, в коридорах боткинских бараков, в буфетах Политеха, Журфака и Дома Офицеров – меркнет, в сравнении с литературным даром этой женщины в узкоспециальной области неконвенционного вербального творчества. Я пожалел, что у меня нет под рукой диктофона.
Через десять минут мы с ней ползали с тряпками в руках по полу, что твой профессор Преображенский после рандеву главного героя с котом. Еще через полчаса номер стал снова походить на номер, а не на декорации к фильму «Глобальное потепление в рамках Ледового побоища». Я протянул горничной двадцатку, выразил восхищение ее блестящим русским языком.
Кофе и вторая сигарета окончательно вернули меня к жизни. Я подумал о палке.
Моя старушка выдержала это удар судьбы, как и все предыдущие. Только наклейка пришла в полную негодность, да чехол намок, как ведомый каяк после девятого порога.
Я оделся и вышел в город. Дождь к этому моменту практически закончился, улицы лучились тем исключительным природным туманом, который можно встретить только в провинциальных городках после проливного дождя. Я очень люблю эти кратковременные мгновения радости мира прошедшему дождю и, конечно же, побрел куда глаза глядят. Спортивный магазин я нашел почти сразу, но ассортимент наклеек там ограничивался мастерами, да трианглами. Купив, на всякий случай, про запас, триангл, я пошел дальше.
Я гулял по городу до шести. Единственным результатом моих посещений спортивных магазинов – стала твердая уверенность в том, что вечером играть мне придется трианглом. Учитывая озвученную Константином Викторовичем предполагаемую ставку – я немного волновался. Бар в гостинице, четырежды приветливо ублаживший меня коньяком в пузатой рюмке, немного выправил ситуацию. Я поднялся к себе, удивляясь, отчего не звонит Константин Викторович.
Решив проблему с наклейкой, приняв душ и заказав ужин в номер, я всерьез заволновался.
В десять я сам решился потревожить Константина Викторовича. Мобильный его был отключен, телефон в номере отозвался бесконечными длинными гудками. Ближе к полуночи я задремал.
Проснулся я с ужасной головной болью, в одежде, лежа поверх покрывала, в начале пятого утра. В моем номере находились четыре человека. Они переговаривались между собой приглушенным шепотом, при свете ночника – так, словно боялись меня разбудить.
Я закрыл глаза и прислушался.

  • 1
Присоединяюсь к предыдущему оратору. 8-)

продолжение следует?

Да уж, интригующе :)

Надо выбрать презент на день варенья жене. Есть идея купить покрывала для мягкой мебели, но еще не определился. Посоветуйте, пожалуйста, что еще можно подарить.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account